Выражаем признательность и благодарность – Алексею Владимировичу Толстых, историку, эксперту, уполномоченному Министерством культуры Российской Федерации на осуществление экспертизы культурных ценностей по специализации: «Предметы и коллекции холодного оружия Японии», действующему члену Общества по сохранению японского меча Нихон Токэн Ходзон Кай (NTHK), члену Общества по сохранению искусства японского меча Нихон Бидзюцу Токэн Ходзон Кёкай (NBTHK), любезно разрешившему поместить ряд своих материалов с использованием фотоснимков для публикации. В статьи, кроме авторского изучения и исследования, включены многочисленные переводы трудов японских учёных, музейных работников, мастеров и историков оружейников, кузнецов, полировщиков японского меча.

Экспертная оценка японского меча

Говоря об экспертной оценке японского меча, людях, её осуществляющих сегодня либо в прошлом, и выданных ими документах, нельзя не сказать о такой известной в Японии фамилии, как Хонами. На протяжении столетий члены этого семейства были тесно связаны с японским мечом и являлись неотъемлемой частью его истории. Хонами не стали основоположниками экспертизы, мечи оценивались уже до них, в частности, иллюстрированный свиток «МацудзакиТэндзинЭнги» 1311 года (поздний Камакура) демонстрирует картину созерцания обнаженного клинка, а в феодальный период были известны осведомленные люди в сфере оружейного искусства (Такэя, Кия, Уцуномия, Умэтада, Камата и др.), не являвшиеся членами семьи Хонами. Однако представители этой фамилии внесли весомый вклад в разработку методов и систематизацию оценки японского меча, став официальными экспертами при правителях Японии.

Имото Юки. Особености и заповеди инкрустированных золотом «сэцудан-мэй».(подпись испытателя клинка). На примере дома Ямано.

После завершения формирования стиля японских мечей на «накаго» (хвостовике меча) стали оставлять различную информацию («кивамэ-мэй» — подпись кузнеца и эксперта, «сэцудан-мэй» — подпись испытателя, биографию меча) в виде инкрустации золотом. Профессор Хонма Дзюндзи в рамках своего исследования на основании фотографий инкрустированных золотом подписей Хонъами Котоку проанализировал эпохальные изменения в стилях написания иероглифов и структуре подписей, таким образом, положив начало их исследованию (1). После этого Цудзимото Сунао провел тщательное исследование метода нанесения подписей, инкрустированных золотом (2), а в 1965 — 1975 годах Огасавара Нобуо написал ряд работ об инкрустированных золотом «сэцудан-мэй» на мечах, испытанных Ямано Каэмон Нагахиса и Ямано Кандзюро Хисахидэ (3). Однако, других примеров подписей, помимо имеющих отношение к дому Хонъами, по информации на которых можно установить мастеров, нанесших инкрустацию и набросок подписи (с помощью «Умэтада Мэйкан» (справочника подписей Умэтада) и пр.), не обнаружено (4). В связи с этим исследование профессора Хонма Дзюндзи, касающееся инкрустированных золотом подписей, не имело большого резонанса в специализированных кругах, и в настоящее время работ, посвященных данной теме, очень мало. В данной работе на основании подхода, используемого в исследовании Хонма Дзюндзи, мы изучили инкрустированные золотом «сэцудан-мэй» на примере дома Ямано, известного в первой половине периода Эдо своими специалистами в «тамэси-гири» (испытание меча). Данная работа затрагивает 4 основные темы: первая глава является расширенным и углубленным вариантом вышеуказанного исследования деятельности Ямано Каэмон Нагахиса и Ямано Кандзюро Хисахидэ, вторая глава описывает особенности и изменение иероглифов в подписях «сэцудан-мэй» Каэмон Нагахиса, в третьей главе на основании анализа, проведенного в предыдущей главе, выдвинуты предположения, касающиеся смены имени Кандзюро Хисахидэ,а в четвертой главе приводятся рассуждения о мастерах, наносивших инкрустацию.

Статья Гассан Садакацу

Первые упоминания о кузнецах Гассан относятся к ранней эпохе Камакура (1185 – 1333). Тогда в горах земли Дэва осуществляли свои духовные практики члены закрытых религиозных обществ. В первую очередь, речь идёт о культе Сюгэндо, вобравшем в себя синтоистские верования, мистику даосизма и эзотерику буддизма. У монахов существовали представления о горах как о «местах чудодейственной силы». Там среди вековых высоких деревьев были отстроены святилища и храмовые комплексы, в том числе, Дэва-Сандзан, для которого кузнецы Гассан ковали оружие.

Статья Фудзисиро Ёсио

В XX столетии среди многочисленных имен исследователей японского оружейного искусства, оставивших после себя ценные и широко известные труды, базирующиеся на глубоком изучении тематики, привлекает личность Фудзисиро Ёсио. Этот человек обладал разносторонними талантами, что позволило ему быть полировщиком японских мечей, страстным исследователем и автором книг, экспертом, а также вручать кузнечные произведения в руки благодарных покупателей в своём собственном оружейном магазине. Фудзисиро Ёсио родился 6 сентября тридцать пятого года под девизом Мэйдзи (1902) в семье полировщика японских мечей Фудзисиро Фукутаро. Он был первым сыном своего отца. В эту семью пришла радость рождения семерых детей, трое из которых, сыновья Ёсио, Такэо и Мацуо, продолжили дело родителя в довольно непростое время для японского меча. В третьем году эры Тайсё (1914) семья проживала в Токио в районе Канда, а уже на следующий год Фудзисиро переехали в район Кудан рядом с храмом Ясукуни. В возрасте пятнадцати лет Ёсио начал получать навыки шлифовки и полировки меча у своего отца. Обладая разносторонними интересами и широкими взглядами, начав обучение, а затем и выполнение работ по заказам, Ёсио через некоторое время пришел к выводу о необходимости открытия собственного оружейного магазина. Нужно отметить, что с течением времени ситуация вокруг японского меча постепенно стала меняться. С усилением роли военных кругов и выбором одной из платформ японской политики национальных идей, опиравшихся среди прочего на воинские традиции прошлого, интерес к оружейному искусству вновь вырос. В предисловии издательства к «Архиву по торговым операциям и производству мечей в Великой Японии» сказано: «В условиях развития Великой Восточно-азиатской войны, когда произошли инциденты в Маньчжурии и Шанхае, мечи в нашей стране переживают период активного возрождения…» (Дай Токэн Сёко Мэйкан, Нихон Токэн Симбунся Хакко, 1942, с. 3).